Жизнь по вере

Святая Русь

 

 

 

Святая Русь в современном мире

Мы — православные христиане — сегодня испытываем небывалое по силе и глубине искушение — унынием от масштабов торжествующего вокруг нас зла. И, казалось бы, какое нам дело до того, что народ вымирает, семьи распадаются, преступность растет и совершенствуется в своих злодеяниях. Мы ведь «малое стадо», стараемся что-то делать для спасения своей души в вечности, Церковь жива и свободна, а мы, как часть ее, свободны в церковной жизни, можем покупать и читать любую православную литературу, можем ездить по святым местам и даже посещение Гроба Господня многим ныне по силам. Но отчего же ноет душа за это как будто «не мое» общее, отчего у меня нет литургического покоя за стенами храма? Этот непокой совсем иного рода, совсем не похожий на тот, при котором болит совесть и мучат постыдные деяния, но в нем тоже немало от «личной вины». Человечество тысячами невидимых нитей, тянущихся от «адамового прошлого» связано друг с другом, в особом единстве живут на Земле члены Церкви Христовой и это единство чувствительно для нас, не смотря на разницу церковной жизни крещенных во Христа людей. Свое единство (и поле ответственности перед Богом) имеют народы, как самобытные коллективные организмы. Человек, как отдельная личность отвечает перед Творцом не только за состояние своей души и свою духовную индивидуальность, но и за «территорию» своего личного владения — тело. Таким коллективным «телом» по Божьему Промыслу стала для людей земная территория, принадлежащая разным народам. Существование разных народов с этой точки объяснимо именно тем, что каждый народ оправдывает свое индивидуальное существование именно тем, что он ответственен за то «коллективное тело» — землю, которой он владеет. Мы находим в Евангелии прямые указания на существования этой формы коллективной ответственности перед Богом, когда читаем о том, что на Страшном суде люди будут судимы не только каждый в отдельности, но и по группам: люди такого-то города, народа, местности. «Горе тебе Хоразин! горе тебе Вифсаида! Ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, они бы давно во вретище и пепле покаялись… » (Мф. 11. 21). «Иерусалим, Иерусалим

Удивителен и таинственен мир «народного тела», загадочен исторический путь любого народа, а исходные точки его появления на Земле, как и рождение каждого человека — процесс интимный, скрытый от посторонних глаз. Но еще более таинственным является процесс «зачатия» каждого народа. В какой-то момент Господь-Сердцеведец видит Своим непритворным оком, как появляется на историческом водоразделе эпох, человек, вмещающий в сердце меру коллективной ответственности за других, герой или пророк и ему Всемогущий Бог благовестит тем или иным способом о том, что начинается созидаться ткань народного тела и потом идет период вызревания и подготовки к рождению. С этого благословения и начинается движение вперед. Вспомним известные библейские примеры о благословении праотцем Ноем трех его сыновей: Сима, Хама и Иафета, а позже благословение, данное праотцу Аврааму. В легендах славян в период образования собственных государств, обязательно звучали имена таких праотцев. Эти имена сохранили русские летописи. В любом случае, рождение каждого народа — великого и малого, с точки зрения исторической и духовной миссии — факт неслучайный, а именно промыслительный, сопряженный общему Божьему замыслу о человечестве в целом.

Святая Русь — удивительная форма православно-русской коллективной ответственности русского народа перед Богом за землю, данную ему во владение. Удивительная, потому, что начала она складываться внутри чисто этнической и территориальной целостности русских и так сблизилась с этническим началом, что на каком-то историческом этапе (как считают историки в XVI в.), понятие «русский» стало почти синонимом «православного». Мы говорим «почти» не случайно, потому что была группа в среде русских, которая была эталоном и в действительности являлась таковой — «русские-православные». Они жили большей частью в монастырях, подвижнической жизнью оправдывая свое существование на земле. Монастыри и были по большей части территориальными очагами Святой Руси вплоть до 1917 г. Но кроме территориальной протяженности у Святой Руси были и такие характеристики как христианские святыни: чудотворные иконы, святые мощи, которые кроме монастырей пребывали в наибольшей концентрации в столичном граде Москве, а также в других русских городах. При святителе Макарии, митрополите Московском в середине XVI в. впервые на Руси были собраны Великие Четьи-Минеи и русская святость получила свое церковное установление: тогда были прославлены сотни подвижников Древней Руси, занесены в церковные святцы, им были составлены церковные службы. Также Москва в лице царя и церковного первоиерарха стала активно поддерживать духовную связь с теми святынями на местах, которые были известны чудотворениями. Со всех концов Московской Руси стали привозиться в Москву святыни на поклонение православному люду и потом с честью возвращаться назад. На царские деньги после возвращения каждой святыни на свое место там выстраивались храмы, закладывались монастыри. Русская земля обретала новое достоинство и новое определение - «Святая Русь».

Мир Святой Руси, состоящий из своей территории, святынь и народа, находился внутри пространства государства Российского, внутри народа русского и Православной Церкви. Территориальные святорусские пределы активно раздвигались в XIV-XVI веках, когда трудами учеников и последователей прп. Сергия Радонежского созидался Северная Фиваида. Потом шел процесс укрепления святорусских пределов за счет создания централизованной традиции почитания великих святынь, особенно активно проходивший при царях Иоанне Грозном и Алексее Михайловиче Романове. Постепенно, к XIX столетию, в святорусское пространство вошел, как полноправный его участник и православный русский простой народ (большей частью крестьянство), который своими паломничествами в дальние и ближние монастыри и крестными ходами создал своего рода «кровеносную систему», соединяющую святыни и святость в одно целое. XIX век был отмечен еще одним важным знаменательным церковным событием. Тот территориальный святорусский импульс, который Святая Русь получила во времена прп. Сергия Радонежского и который к XVII в. почти угас в русских мужских монастырях, опять стал набирать силу, в связи с активным женским подвижническим движением, развившимся в России в конце XVIII – начале XIX в. Вокруг всероссийского женского движения выросла целая плеяда великих старцев XIX в.: прп. Серафим Саровский и саровские святые отцы, оптинские, глинские и другие старцы, св. прав. Иоанн Кронштадтский, великие святители – Тихон Задонский, Митрофан Воронежский, Димитрий Ростовский, Филарет Московский, Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник. Святая Русь словно ожила и раздвинула свои пределы за счет более 300 вновь созданных и более 400 возрожденных женских монастырей. Появились сотни женщин-подвижниц, тысячи их последовательниц, родилось новое явление – женское старчество. На этой волне появилось и подвижничество в ряде мужских монастырей: на Валааме, Соловках, на Урале, на Кавказе, на Русском Афоне. Россия предреволюционная словно разделилась на святорусское пространство, цветущее духовностью, сияющее чистотой и возвышенностью духа, открывающее просторы для роста подлинно русской культуры, для правильно организованной социальной опеки страдающего всевозможными язвами общества.

Но вместе с этой - святорусской Россией – более шумно и крикливо - жила другая Россия - жаждущая революции, алчущая богатств и ненасыщающая ими, страдающая от нищеты и пороков и все более погружающаяся в них. И чем более в последних императорах проявлялось святорусских начал, тем более возрастала ненависть к самодержавному строю тех, кто окончательно потерял меру и своему богатству, и своей бедности; кто стал со всею страстью служить утопии земного равенства людей, недостижимого на земле или же с головой окунулся в развлечения, так что перестал чувствовать радость от них и потому жаждал лишь одного – общего хаоса. Царь-мученик Николай II особенно был ненавидим за свою тесную связь со Святой Русью: за прославления многих русских святых, за личное благочестие, за любовь к простому народу, за свое искреннее славянофильство.

Противники Святой Руси замалчивали появление в России истинного чуда – многочисленных новых монастырей, сонма подвижниц во многих женских монастырях, ренессанса русской культурной традиции. Об этом молчали известные писатели, а иные, боясь гнева братьев по цеху, вынуждены были лишь иносказательно доносить эту правду до зрителя. Молчали все в массе своей – ученые, историки, политики. Поэтому простой народ узнал о возрождении Святой Руси не от «просввященной интеллигенции», из газет и художественных произведений, громко кричащих о народе и его благе, а из собственного паломнического опыта, веры и благочестия. Казалось бы, еще немного и противники Святой Руси совсем начнут побеждать и вслед за замалчиванием, пойдут в настоящее наступление на святорусские начала. И такие попытки действительно не раз предпринимались. Но прежде чем победила «ползучая революция» в России, произошла самая настоящая вооруженная революция, короткая и кровавая, в результате чего наступил момент истины не только для противников Святой Руси, но и для ее сторонников. Революция смела всех, кто жаждал революции, чтобы оправдать свое нравственное перерождение и возвысила тех, кто был готов жить без Бога и царя. В свою очередь, Святая Русь, в лице святых храмов и монастырей, церковного народа и православных святынь, взошла на свою Голгофу и была распята по образу Божьему. Таким образом, из числа ненавистников Святой Руси в революционный период сохранились и возвысились лишь те, кто готов был не только порицать и смеяться над всем святым, но и беспощадно казнить всех, кто сближал себя со святыми и со святостью. Казалось бы, дни Святой Руси были сочтены, учитывая ту силу ненависти с какой революционеры проводили искоренение святорусских начал. Но именно тогда, когда церковный народ вошел в теснейшее единение, сочетал себя со святыми и святостью на Христовом кресте, в этот момент и произошло непостижимое – территория Святой Руси стала быстро шириться и вместо отдельных монастырских святорусских очагов, появилось святорусское море из крови новомучеников. Оно разлилось по Русской земле, проникло во все уголки России, освятило каждый ее клочок, проникло в города и веси, в самые отдаленные северные земли страны. Каждый из сотен тысяч разрушенных храмов, десятков тысяч монастырей, безвестное число порушенных крестов, часовен, уничтоженных икон, переплавленных священных сосудов, как и миллионы верующих православных христиан, - все пострадали за Христа! Святыни (иконы, мощи, храмы) вместе с людьми, как живые, несли свой подвиг верности Христу и вместе с поруганием получали от Бога высший - мученический статус. Мученичеством в годы советской эпохи Россия приобрела свое новое неувядаемое достоинство – Святой Руси, как общетерриториального пространства всей страны.

Отныне Святая Русь – это не только отдельные монастырские очаги, разбросанные по периметру страны, но уже вся Россия. Именно Святая Русь, как коросту, сбросила с себя, как только наступило 1000-летие Крещения Руси в 1989 г., советскую богоборческую власть и она продолжает до ныне освобождать свое святое тело от всего чуждого ей.

Сегодня в России первенствует дух Святой Руси и не высокие слова и не виртуальное пространство умозрительной идеи, это реальная почва, земля для произрастания подлинных церковных ценностей на всем пространстве Великой России. На этой почве более не укрепится ничего чужеродного, не связанного с ней многовековыми узами. Вот почему так слабы сегодня российские прозападные либеральные политики, все эти бесчисленные Явлинские, Ходарковские, Немцовы, Жириновские и иже с ними. У них нет ни клочка почвы од ногами, которая давала бы им силу. Под ними просто горит земля. Они торопятся, надеются на уворованные деньги, но неумолимо, один за другим улетают навсегда из России. Путь постепенной аннигиляции ожидает и наших доморощенных коммунистов. Пока они еще лихорадочно держатся за пенсионеров, как свой последний оплот и прикрываются ими как живым щитом на подступах к Кремлю. К сожалению, неадекватно оценивают текущую ситуацию и наши реальные правители. Занимая двойственную позицию (принимая Православие и поощряя либерализм) они не могут не ощущать, как год от года слабеют их силы, сидение на двух стульях становится уже не просто неудобным, но все более опасным. Последнее новогоднее приветствие В.В. Путина «россиян» «с годом Дракона» выглядит весьма симптоматичным.

Между тем, святорусская земля ждет своих подлинных правителей, радетелей православной культуры и православного образа жизни. Они проявят волю и избавят народ от скверны охватившего все и вся постмодерна - антикультуры плясок на костях не успевающего хоронить своих покойников народа. Именно по вине участников всероссийского Пира во время чумы на нашей святой земле продолжается средостение между народом и Церковью. Участники страшного пира не дают опомниться той огромной по численности части народа, которая хотя и крещена и не считает себя противницей православной веры, но не получила духовной прививки антицерковного противоядия, не приняла в свое сердце страха Божия, не узнала правды о святых и святости. Они втягивают простодушный народ в свои бесконечные развлечения, шутовство, балаганы. Дело не в лишении народа информации о церковной жизни, а в безграничных возможностях, которые даны участникам Пира со стороны государства. Сегодня в полной мере исполняются евангельские слова о совращении «малых сих» и ответственности за это («А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было б, если повесили ему мельничный жернов на шею, и потопили его во глубине морской». Мф. 18. 5-6). Народ в массе своей тот же ребенок, который в силу своей детскости может быть силен и свят в вере, но может быть и отвращен от веры «красивыми и яркими, но губительными для духа игрушками». Именно участники «пира во время чумы» видятся нам сегодня нам самой серьезной силой, противодействующей проведению в повседневную жизнь России святорусских начал. Они – сознательны, страстны, им нечего терять, потому что их души их уже выжег адский огонь зла, они неуправляемы и испытывают постоянную потребность в больших деньгах. Либералы, коммунисты и прочие остатки советской номенклатуры постепенно сами уйдут с исторической арены, но эти - только в принудительном порядке. «Пирующие» сегодня целенаправленно оскверняют святыни Святой Руси и в этом находят наибольшее удовольствие и смысл. С ними бесполезно вести переговоры, споры, они все время ускользают со змеиным шипением и изворотливостью от всего серьезного и фиксированного. Сатанистское служение их налицо, как бы не хотелось кому-то из стана православных их обелить и признать талант, юмор, право на культурную самобытность. Вот почему, религиозная борьба с ними будет беспощадной - не на жизнь, а на смерть.

Святая Русь в современной России более реальна, чем реальны все деструктивные силы, мешающие ее возращению в поле активной жизни страны: в культуру, экономику, политику, в социальную сферу. Мы живем под молитвенным покровом бесчисленного сонма новомучеников, разрушенных Христа ради и руинированных храмов и монастырей, нам уже ничего не надо бояться и нет повода унывать: на небесах уже совершилось прославление Русской земли во образ Святой Руси и перед этой иконой ныне проходит наша земная жизнь. От нас требуется лишь быть достойными служителями этой святыни, не роптать от тягот переходного периода от России к Руси, не унывать от того, что по земным меркам все движется к добру не так скоро, как нам бы хотелось.

О.В. Кириченко

Присоединяйтесь к нам

Поиск

Объявления

13.02.2017

При нашем храме проводятся и действуют

 

подробнее

02.11.2016

Приходской дискуссионный клуб

подробнее

11.06.2016

Беседы перед крещением

 подробнее

все объявления


Новости



Календарь



Задать вопрос

Отправить

Создание веб-сайта веб-студия ФЕРТ